Robert James Fischer (Просмотров: 1479)
28.12.12. 18:32


Рейтинг статьи  



Великие шахматисты-Михаил Таль


                                                               Михаил ТАЛЬ



СССР 




 Родился 9 ноября 1936 года в Риге
 Умер 28 июня 1992 года в Москве

 Восьмой чемпион мира (1960 г.)

Инопланетянин. Последний романтик шахмат. Это был феерический талант, сравнимый по своему масштабу с дарованиями Морфи и Капабланки! Его появление на шахматном небосклоне в эпоху правления столпов позиционной игры Ботвинника и Смыслова было подобно невесть откуда взявшемуся урагану в ясный, безоблачный день.
  Феноменальная память, небывалая скорость счета, безбрежная фантазия позволяли Талю играть против грамотных позиционных шахматистов, вооруженных знаниями XX века, в стиле старых мастеров! Пренебрегая устоявшимися канонами, он легко и непринужденно брал неприступные крепости. Действовал по принципу: «если нельзя, но очень хочется, то можно!» Талю – можно. 
  Его появление в элите оказалось как нельзя кстати. В конце 50-х черно-белый мир был буквально по рукам и ногам связан жесткими правилами позиционной игры от Ботвинника. Проповедуя логичный, плановый метод ведения шахматного хозяйства, Патриарх, скажем так, подавлял инициативных и творческих молодых игроков. Тренеры, глядя на результаты элитных соревнований, учили своих подопечных играть в «правильные» шахматы. И вдруг пришел молодой, яркий талант и, наплевав на все правила, обыграл титанов мысли!
  Это был переворот, революция! Оказалось, что помимо «объективной истины», верным служителем которой как раз и был Михаил Моисеевич, существует «субъективная»! Юный Таль ставил за доской перед конкретными соперниками трудные конкретные задачи и для этого не стеснялся идти даже на заведомо некорректные комбинации. И эта блеф-стратегия оказалась ОБЪЕКТИВНО сильной, ибо регулярно приносила исполнителю большой процент очков. Как говорили в те годы, «у соперников Таля всегда находится выигрыш, причем всегда… лишь в анализе после партии!»
  В Тале на удивление гармонично уживались ангелы и бесы. Он – человек мягкий и обаятельный, вежливый и деликатный, исключительно доброжелательный к соперникам – за доской превращался в настоящего Мефистофеля. Играл в бисову силу в нечеловеческой манере. Сверкая очами, видел то, что смертному неподвластно. Нарушал всё, что можно, жертвовал направо и налево, уводил соперников в сторону от привычных ориентиров и в обострениях рвал их на части! 
  Точно так же и в жизни. Всеобщий любимец не мог держаться в общепринятых рамках. Играл, любил, пил, курил, веселился. И все это в дозах, непосильных смертному. Нет, не свеча горела на столе – пылал пожар! 
  Ужасно несправедливо, что Талю довелось лишь год побыть на вершине. Легкомысленный молодой гений не готовился к матчу-реваншу с Ботвинником и фактически сделал всё, чтобы его проиграть. Ну как можно было соглашаться начинать матч больным? Михаил во всем соглашался со своим старшим тезкой, уступая ему в переговорах буквально по каждому пункту. Увы, такое ангельское поведение не могло привести к успеху. Как ни печально, в борьбе за высокие титулы просто необходимо быть жестче и расчетливее.
  Фактически с начала 60-х, то есть с 25-летнего возраста, Михаил Таль давал всем своим соперникам серьезную фору. Больной играл со здоровыми! Конечно, болезнь периодически отступала, но играть долго с полным напряжением сил молодой экс-чемпион мира уже не мог. Да к тому же и сам играл со смертью в поддавки. Жил на полную катушку, приближая матовый финал! С другой стороны… может быть, это было и правильно! Таль успел взять от жизни всё, что мог. Зато не комплексовал, не чувствовал себя обделенным судьбой, не замыкался в себе.
  Мне довелось играть с Талем всего один раз, за месяц до его смерти. Безнадежно больной Маэстро убежал из больницы, чтобы сыграть блицтурнир в Центральном Доме журналиста. Это был выдающийся по составу турнир. И некогда сильнейший блицор планеты не смог показать былую силу. Возможности совсем не соответствовали желаниям. Так что Таля за доской почти не было. В нашей партии он вышел из дебюта черными с лишней пешкой и лучшей позицией, но затем начались осложнения…
  Что особенно поражало в Тале – его невероятная любовь к шахматам. Это вовсе не банальные слова. Скажите, кто еще из чемпионов, кто из великих людей способен был гонять блицок с первым встречным, обсуждать, анализировать позиции с любым незнакомым шахматистом? Таль служил шахматам самозабвенно, нисколько не стараясь возвыситься за их счет. Романтик, другого слова не подберешь…
  Меня, как комментатора, восхищают стиль и качество примечаний Таля, которыми он щедро делился на протяжении всей своей карьеры. Человек с филологическим образованием, с изумительным чувством юмора и, конечно, поднебесного шахматного уровня – Таль был едва ли не лучшим комментатором за всю историю игры. Вот только занимался этим делом восьмой чемпион лишь по совместительству: не написав собственноручно ни строчки, пользуясь лишь диктофоном – в свободное время, которого, конечно, не хватало. 
  Главная особенность стиля Таля-комментатора заключается в самоиронии. Вместо серьезного, вдумчивого вещателя истин мы в его примечаниях видим невероятно живого, остроумного человека, который очень доброжелательно относится к шахматистам и постоянно подшучивает над самим собой. Всем известна его фраза к неудачно проведенным окончаниям своих партий: «А далее в бой вступила моя прославленная техника!» А вот великие предшественники Михаила Таля старались в комментариях по большей части выставить себя в выгодном свете. Что ж, у каждого свой характер. Таких чемпионов, как Таль, не было, нет и уже, наверное, не будет. Слишком суровые пошли времена…
  Серьезных дебютных откровений после себя Михаил Нехемьевич фактически не оставил. Он был чистой воды практиком! За дебютной теорией всегда следил, благо отличная память позволяла ему всегда держать в голове большое количество точных вариантов. Иногда изобретал новинки, которые вносили уточнения в разные варианты. Конечно, своими смелыми атаками Таль изрядно осложнил жизнь черных в сицилианской защите и белых – в староиндийской. И все же дебют не был его коньком.
  Главное богатство, оставленное нам в наследство, – несметное количество комбинаций, на любой вкус. Мне пришлось немало потрудиться, ужимая базу с лучшими фрагментами творчества Таля до разумных размеров.




Copyright © 2012 by Chess-land.ru
Дизайн iwsp.ru